Это очень популярный вопрос и вообще одна из главных причин, по которой люди бросают молиться. Им кажется, что идет "формальная вычитка", а "так быть не должно", и значит - что-то идет не так. Формулировать эту проблему люди могут по разному. "Попробовала, как-то формально все..." или "все мысли только об очках активности" или "я вставляю свои молитвы перед записками, потому что когда я читаю эти краткие молитвы, ощущаю, что молитва не идет".

Итак, что же делать и вообще, как оно должно быть то, чтобы "было правильно"?

Выскажу свое мнение.

Благодать на молитве вообще результат долгого, упорного, многолетнего труда. По классификации Софрония Сахарова, келейника преподобного Силуана Афонского есть вообще три категории монахов. Первая, самая распространенная - монах с трудом достигает небольшой благодати на молитве и работает долгие годы, и лишь к концу жизни достигает некоторого уровня. Второй уровень - благодать дается сильная и сразу, но потом теряется и долгие годы восстанавливается в молитвенном подвиге. И есть третий, очень редкий вид молящихся, который пламенную благодать в молитве получает сразу. Преподобный Силуан входил именно в третью группу.

Как видите, самая распространенная группа монахов трудится ради достижения небольшой устойчивой благодати на молитве всю жизнь. Это обычное дело. "Трудится всю жизнь" в переводе на наш, житейский - "сухо молится всю жизнь и лишь ближе к концу жизни появляется некоторая теплота на молитве".

Поверьте, сухость на молитве не от того, что "молитвы перед записками короткие", это вообще особенность молитвы в принципе. Ее надо "нарабатывать", ей надо обучаться, дисциплинировать ум. Исходя из моего персонального опыта, когда поминаешь имена в системе молитвы по соглашению "Доброуст", изначально вообще чтения от записок были просто ужасные. Сухость, какое-то опустошение.

Я понимаю, что так и должно быть. Пошла молитва за другого человека. И через молитву мы вступаем в связь с чужой душой. Мы сами грешны, а тут еще контакт с другим, тоже грешным. И начинается страдание души. Которое, что очень важно, постепенно проходит. Молитва как бы очищает ту душу, за которую ты молишься, и читать записки становится легче.

Со временем молиться стало несколько желаннее. Я не скажу, что я бегу читать записки с радостью. Но и ощущение глыбы на плечах пропало. Иногда чувствуешь большую духовную радость от вычитывания имен. Иногда нет.

Наверное, стоит сравнить молитву за других с уходом за детьми - готовкой, уборкой. Как часто женщина дома делает это с радостью и энтузиазмом? Но именно любовь подвигает ее делать это. То есть, "ощущения от работы по дому" далеко не всегда (а может и никогда вовсе) не бывают приятные. Но ты делаешь это по любви. Дети кушают приготовленный обед, все обстираны, все чистые и ухоженные. Так и с именами, за которые мы молимся.

Поэтому ожидать духовной радости, тем более в начале, не стоит. А иначе подвиг не считался бы подвигом, будь ощущения от него приятные, благостные, умиротворяющие. Тот же Силуан Афонский сказал "молиться за других - кровь проливать". Он вряд ли имел ввиду, что тело физически кровоточит. Просто тебе больно и плохо и ты трудишься, ты нудишь себя (да-да, это может быть именно нудно, нудить - от слова "нудно") и ты через это и помогаешь. Именно сложности в молитве и эта самая сухость отчасти и являются одним из компонентов ценности данного вида подвига.



Соборная молитва по соглашению "Доброуст". Неограниченное кол-во имен. Подайте имена бесплатно.